Уголовный процесс, как и любое гражданское или арбитражное дело, заканчивается ярким и интересным этапом — прениями сторон. Между тем, прения в гражданских (арбитражных) делах несколько отличаются по своей природе от прений по уголовным делам в силу того, что в уголовном процессе адвокату более значима эмоционально-психологическая составляющая собственной речи. Подобная полемика напрямую зависит от той позиции, которую избрал для себя подзащитный и, по сути, является последним шансом склонения чаши весов на свою сторону перед вынесением приговора.

К слову, многие подсудимые легкомысленно относятся к такому судебному действу и фактически не используют последней возможности убедительно повлиять на судебный вердикт собственной пламенной речью, а зря… Ведь судебные прения — необычайно яркая часть судебного разбирательства, где принцип состязательности сторон находит свое самое непосредственное применение и фактическое доказательство. Две противоборствующие стороны (защиты и обвинения), адресуясь в своем послании к суду, как к последней инстанции по установлению истинности, подводят окончательные итоги судебного разбирательства и высказывают собственные доводы в защиту той позиции и обосновании доказательств, коими они им представляются. Кроме этого, у сторон существует уникальная возможность высказать суду собственное мнение и сделать предположения по существу принятия окончательного решения, которое, по их мнению, будет объективным, справедливым и достаточным.

Столь своеобразное подведение итогов собственной работы на судебном процессе, действительно имеет свое непосредственное воздействие на формирование внутреннего убеждения человека в мантии и закрепления должного субъективного мнения на суд в целом, поскольку помогает расставить акценты и еще раз сделать нужные ударения на отдельные обстоятельства дела, а также помочь суду разобраться в его тонкостях, и принять единственно правильное «соломоново решение».

Современная юридическая литература, специализированные форумы и периодика, зачастую, не скупятся на предоставление широкому кругу заинтересованных лиц отдельных доводов, методик и технологий качественного убеждения оппонентов, включая освещение отдельных ораторских приемов и применения жестикуляции, известных еще со времен римского права и древних ораторов. Между тем, столь профессиональные знания не столь важны для подсудимого или иных заинтересованных лиц (как правило, родственников подсудимого), поскольку более важным значением для вышеназванной категории лиц, будет являться возможность грамотного отличия либо сравнения профессионального и умелого выступления защитника в суде, от непроработанного, расплывчатого и бледного выступления низкоквалифицированного специалиста.

 

Не секрет, что многие россияне с завистью наблюдают за умелой и красочной разговорной речью ведущих адвокатов страны по телевизору, к слову, сыскавших свою слову благодаря перлам изящной словесности, которые умело применяли в своей профессиональной деятельности, что в сущности помогло многим подсудимым в пересмотре взглядов суда на мнение и позицию стороны обвинения. Итак, на чем же стоит заострить внимание подзащитному, при даче оценки тому или иному специалисту.

В первую очередь стоит заметить, что волнение перед выступлением в суде, присуще практически каждому защитнику, поскольку переживание за судьбу своего клиента является не столько очевидным стремлением качественно выполнить свой профессиональный долг, но и ответственностью перед доверителем и его близкими, особенно в ситуациях несправедливого обвинения или неправильной квалификации инкриминируемых деяний.

Глобальной целью любой защитительной речи стоит стремление сформировать устойчивое, благоприятное, объективное отношение суда к личности подзащитного. Посему, подобные выступления должны иметь четко выраженную логическую составляющую, иметь наполненное смысловое содержание, произноситься с психологической точностью и проницательностью, выразительным и грамотным юридическим языком с применением собственных юридических оценок по ряду отдельных обстоятельств и обвинения в целом. Стоит обратить внимание, что у профессионального адвоката, выступление в суде строиться с позиции, которая не позволяет увидеть за стойким желанием убедить в суд в правоте подзащитного, собственного личного мнения по рассматриваемому процессу. К слову, от адвоката с многолетней практикой вы вряд ли услышите слова «я думаю», «наверно» или «я могу предположить», такие речи весьма неубедительны и размыты.

Отечественный законодатель не определяет детального содержания судебного прения, однако есть ряд ограничений, использование которых не допускается на данной стадии. К числу таковых можно отнести ссылки на доказательства, которые не рассматривались в ходе судебных слушаний и ссылки на какие-либо обстоятельства, не имеющие какого-либо отношения к предмету рассматриваемого в суде дела.

Между тем, возвращаясь к аспектам, которые характеризуют адвоката как достаточно грамотного специалиста, можно определить ряд немаловажных факторов. Это и обращение к суду, и анализ доказательной базы, которая оглашалась на заседаниях, причем с указанием листов дела или замечаний на отсутствие последних в деле и многое другое. Позиция защитника и защитительная речь в частности, строиться исходя из его намерений, вкупе с позицией подсудимого и может ставить своей целью: переквалификацию статьи предъявляемого обвинения, смягчение ответственности либо полное и безоговорочное оправдание своего клиента. Обязательное отражение в речи адвоката находят сведения о личностных данных подзащитного, его укладе и образе жизни, семье, работе и иных важных сведениях, которые помогут донести суду психологию, характер, мировоззрение подзащитного, для объяснения его поступков и вынесения достаточного наказания (оправдания) своего клиента.

Говоря о выступлении адвоката в суде с участием присяжных, стоит отметить, что в подобных случаях речь защитника более восприимчива и эмоционально воспринимаема судом и помогает выявлению отдельных важных аспектов дела и личности подсудимого.

Напоследок стоит отметить, что итоговая позиция защитника не может иметь альтернативную составляющую, она должна быть четкой, понятной, осмысленной и находящей свое подтверждение отдельными фактами и обстоятельствами. Неуверенность адвоката в своих словах, неубедительность доводов и расплывчатость формулировок, употребляемых в защитительной речи — недопустимы. А говоря простым языком, по своей сути, напрямую свидетельствуют о недостаточной квалификации и уровне специалиста.